воскресенье, 29 сентября 2013 г.

По мотивам: пояс Burberry. МК


Из сезона в сезон не устаю мысленно аплодировать Кристоферу Бэйли: каждая его коллекция для Burberry определенно является достойной внимания. Но есть среди них одна, особо запавшая в душу: Burberry Prorsum осень/зима 2012. Глядя на неё мне хочется аплодировать стоя и вслух, посылая сотни воздушных поцелуев и лучи добра всем людям, принявшим участие в разработке. Изысканные материалы, благородные цвета, утонченные силуэты - такая "земная" роскошь!

Но, как это часто и случается, особо расшатали хрупкое душевное равновесие именно детали: серебристый набалдашник зонта-трости, пряжка с головой волка (или, возможно, лисички), кепки-грибочки и бархатные пояса со складочками и бантами... Именно такой пояс (ну ладно не "именно", но похожий) я предприняла попытку изготовить.


Вот что у меня получилось:

Для пояса нам понадобятся:
  • бархатная ткань с как можно более коротким ворсом;
  • нитки в тон;
  • резинка (у меня шириной 4 см), ее длина должна быть примерно равна обхвату талии;
  • застежка. С ней я просчиталась и в процессе изготовления застежку пришлось заменить на более скромную. Важно взять маленькую - по толщине пояса или немного уже, тогда бант ее почти закрывает и в целом все выглядит более аккуратно;
  • маленькая кнопка. На нее мы будем крепить одну из сторон бантика;
  • булавки, ножницы, швейная машина и другие швейные принадлежности.

вторник, 17 сентября 2013 г.

Секреты чешской идеальности

Чехи застегнуты на все пуговицы. И прилизаны. Брюки со стрелками, пиджаки, рубашки, жилеты, галстуки - я никогда не встречала такого количества мужчин, умеющих носить классику, собранных на одной территории.

Костюм тройка, шляпа, бабочка, зонт-трость элегантно щёлкает по брусчатке, вторя перестуку каблуков блестящих лаком оксфордов... здесь снимают исторический фильм? Нет, просто два друга решили прогуляться теплым сентябрьским вечером по игрушечным улочкам Праги.

Ни единой складки или залома, даже после длительного сидения за столиком в кафе. Ни единой попытки что-то поправить или одернуть, словно они уже рождаются вот так. Вероятно это и называется "одет с иголочки", когда даже шарф безупречным завитком огибая шею не образует коварной лишней морщинки. Даже если ветер, даже если очень хочется подойти и дёрнуть. Я борюсь с этим желанием. Мне кажется, любое нарушение хрупкой идеальности приведет к краху системы в целом, и высокий статный красавец рассыпется на сотни невзрачных кусочков, размажется пеплом по неловким рукам.

А ещё они никогда не спешат. По моим наблюдениям, у чеха в возрасте двадцати четырех-тридцати лет три агрегатных состояния: вальяжное прогуливание в безукоризненно-сидящей, застегнутой на все пуговицы рубашке; проверка возвращенной из химчистки рубашки на предмет сохранения безукоризненности и... посещение торгового центра в поисках очередной безукоризненно-сидящей рубашки!

Сложно выйти за рамки, когда костюм покрывает тебя столь идеально, будто каждый шов его навеки прирос к коже. Невозможно бежать под проливным дождём в рваных джинсах и стоптанных кедах навстречу неизвестности, беспечно отбрасывая растрепавшиеся мокрые волосы. Даже в растянутой майке, даже испещренный татуировками и пирсингом, чех останется чехом - запертый в коконе благопристойности жадно ищущий взгляд мутнеет и расфокусируется едва достигнув заинтересовавшего предмета. Нет, я не считаю, что легкая небритость и небрежность в прическе могли бы спасти ситуацию. И да, я разгадала ваш секрет, чехи: вы не мужчины, вы - манекены.

Ничего серьезного, просто ещё одна сказка на ночь.


Still Alice

воскресенье, 15 сентября 2013 г.

В гостях у Габсбургов

Так получилось, что мне никогда прежде не доводилось бывать за границей (Белоруссия и Украина, по понятным причинам, не в счет). Так получилось, что первыми на пути из коробки стали главные туристические города Чехии, Австрии и Германии. А вот четко изложить свои впечатления от этого путешествия так и не получилось. Эталонные образчики готики и барокко, обилие лепнины, фрески, витражи, тончайший фарфор, фиакры - загадочно-печальные улыбки старины, роскошные декорации для помутившегося от избытка впечатлений рассудка.

Дыхание средневековья, с первых секунд зажигающее в глазах огонь святой инквизиции, рыжая черепица игрушечных домиков и сказочные магазинчики кукол-марионеток в Праге; диковинный Собор Святой Варвары, мощеные извилисто-уютные каменные улочки, леденящая кровь отделка из человеческих костей и черепов Костехранилища Кутна-Горы; напоминающий утонченное кружево из слоновой кости Собор Святого Стефана, зимняя резиденция великих Габсбургов - Хофбург в Вене, липицианские лошадки, рождающиеся угольно черными, чтобы спустя несколько лет превратиться в белых как снег грациозных скакунов, памятник красавице Елизавете Баварской (той самой Императрице Сисси о которой я недавно писала), Sachertorte и засахаренные фиалки из знаменитой венской кондитерской Demel; Театральная площадь Дрездена - волшебная шкатулка, хранящая свои потрясающие архитектурные драгоценности: оперный театр Земпера, Кафедральный собор и лишающий дара речи своей готичной барочностью комплекс Цвингер... калейдоскоп веков; бесценные подарки сильных мира сего, оставивших свое видение прекрасного и доказательства своего могущества не вполне благодарным потомкам; и неотвратимое, болезненно-роковое ощущение, что мир никогда уже не будет прежним.