вторник, 2 сентября 2014 г.

В гостях у князей Юсуповых

Я неоднократно упоминала, что к столице нашей Родины особой привязанности не питаю. Однако, далеко не все мои вылазки в Москву превращаются в пытку: например, неделю назад мне посчастливилось побывать в "Подмосковном Версале" - Архангельском, мечты о котором я трепетно лелеяла больше двух лет (да-да, именно его снимками все эти дни пестрел мой Instagram)


Имение Архангельское на протяжении нескольких поколений принадлежало старинному княжескому роду Юсуповых. Примечательно, что эти гордые аристократы имеют восточные корни: основателем рода Юсуповых (согласно семейным архивам) является мусульманский владыка Абубекир Бен Райок, потомок пророка Али, племянника Магомета - Князь Князей, Султан Султанов и Великий Хан. Фамильные легенды так же предписывают родство с древними правителями Индии и Египта, эффектным напоминанием о котором, вероятно, служат разного рода декоративные элементы в Архангельском, вроде настенной росписи в "Египетском зале" или статуй - фараонов.

Каким же образом восточные владыки превратились в русских князей? Хан Юсуф - один из многочисленных потомков Великого Хана - слыл союзником Ивана Грозного, два "приятеля" даже обменивались бесценными подарками...правда спустя некоторое время сердечная дружба переросла в кровную вражду (cherchez la femme с эффектным именем Сумбека). А вот правнук Юсуфа - Абдул Мирза - был крещен, наречен Дмитрием, и получил уже от Федора Иоанновича титул Князя Юсупова. Так "обрусела" одна из ветвей великого рода. Нужно признать, впитав все лучше от Востока и Запада, голубая кровь Юсуповых породила множество любопытнейших персонажей, но моих любимцев -  за оригинальность, дьявольскую красоту, и эпатажную перчинку - всего трое (торжественно обещаю со временем рассказать поподробнее о каждом из них...ну вы же меня знаете, и года не пройдет...): скандально известный Феликс Феликсович, граф Сумароков-Эльстон младший (тот самый убийца Распутина, так бездарно опороченный в последней кино-интерпретации с Жераром Депардье), Зинаида Ивановна Юсупова, урожденная Нарышкина, и, наконец, Николай Борисович, о  котором сегодня и пойдет речь, ведь именно с ним связан "золотой век" Архангельского.

Общепризнанно, что Николай Борисович - один из самых ярких представителей этого княжеского рода. Наш герой обладал приятной наружностью, неординарным умом и той величественной непринужденностью в общении, позволявшей взаимодействовать на равных как с представителями Двора, так и с простым людом. Согласно описаниям праправнука (Феликса Юсупова): "Князь Николай - лицо в нашем семействе из самых замечательных. Умница, яркая личность, эрудит, полиглот, путешественник, он водил знакомство со многими знаменитыми современниками, покровительствовал наукам и искусствам, был советчиком и другом императрицы Екатерины II и ее преемников императоров Павла, Александра и Николая I".  Помимо всего прочего, Николай Борисович обладал утонченным вкусом, во время путешествий по Европе находил множество потрясающих произведений искусства, пополнявших коллекцию Эрмитажа и личного музея в Архангельском. Был  в приятельских отношениях со многими деятелями своего времени: учеными, художниками, писателями (в том числе с Пушкиным, даже невзирая на то, что был на полвека старше поэта). Был желанным гостем в Версале и Трианоне, дружил с Марией Антуанеттой, прусским королем Фридрихом Великим, с австрийским императором Иосифом II и, как ни странно, с Наполеоном.
Князь Николай Борисович Юсупов
Но, увы, даже на солнце бывают пятна - князь был излишне...любвеобилен. По воспоминаниям современницы, некоей госпожи Янковой: "а что до князевой ветрености, так причиной тому его восточная горячность и любовная комплекция. В Архангельской усадьбе князя - портреты любовниц его, картин более трехсот...". Не избежал князь и свойственного всем неприлично богатым людям сумасбродства: "Князевы путешествия были целой историей. Когда ехал, непременно брал с собой близких друзей, любовниц, холопов, музыкантов, не говоря уж о любимых псах, обезьянах, попугаях и части библиотеки. Сборы длились неделями, для князя и свиты наряжались не менее десяти повозок, с шестеркой лошадей каждая. Так прибывал он из Москвы в летнюю усадьбу, и пушечная пальба встречала и провожала его".

Весь свой талант, свою энергию, вдохновение, накопленное в процессе заграничных поездок, Николай Борисович применил для обустройства приобретенной им в 1810 году у князей Голицыных усадьбы Архангельское. Именно благодаря его стараниям это место стало одним из художественных центров России того времени. Роскошью и пышностью убранства дворцово-парковый комплекс Архангельского мог состязаться с имениям богатейших Европейских монархов.  Диковинные птицы и рыбки, тропические цветы и фрукты в оранжереях потрясали гостей своей экзотической пестротой в самый разгар русской снежной зимы. Коллекция старинных томов в библиотеке не оставила бы равнодушным и самого привередливого представителя научного сообщества. Неподалеку от имения были выстроены две фабрики: фарфора и хрусталя, изделия которых князь Николай дарил друзьям и почетным гостям.

Кстати, еще при жизни князя, его детищу дважды был нанесен урон: первый раз во время войны 1812 года, а второй - по вине самого же Николая Борисовича, из соображений экономии приказавшего топить во дворце опилками, что привело к грандиозному пожару. Зачем человеку, обладавшему громаднейшим состоянием и тратившим только на благотворительность суммы, сопоставимые с бюджетом небольшого государства, экономить на дровах до сих пор остается загадкой...

На меня Архангельское (точнее то, что от него теперь осталось) произвело неизгладимое впечатление: чистый и свежий воздух хвойной аллеи на подходе к дворцу; гармоничное расположение - ансамбль бесшовно сливается с природой, все строения словно расположены "по фэн-шую", как сейчас принято называть; величественный храм-усыпальница "Колоннада" - лаконичный, подобный греческому храму снаружи и пышно-декорированный внутри - так и не ставший хранителем вечного сна ни одного представителя рода Юсуповых; древний храм Михаила-Архангела с необычной оградой, украшенной несколько восточного вида башенками; бесчисленное множество статуй, белыми призраками охраняющих тень ушедшей эпохи; огромное разнообразие экспозиций: французская живопись, японская тушь, старинные фотографии имения, а также чудесная выставка фарфора и фаянса (включающая те самые произведения мастеров фабрик, основанных князем Николаем Борисовичем); волшебные пейзажи, открывающиеся словно по волшебству, когда меньше всего этого ожидаешь. Сердце обливается кровью при виде национального достояния в столь плачевном состоянии, и в то же время невозможно не испытывать гордость выхватывая взглядом неповторимые кусочки былого величия.

Дворец и его окружение:

По всей видимости, пальбой именно из этих пушек встречали хозяев и почетных гостей Архангельского



Небольшая находка: "...в память о ней (сестре князя Евдокии) герцог (Петр, герцог Курляндский, муж несчастной Евдокии) прислал шурину кресла и стулья из ее спальни - серебреного дерева, резные, обитые лазоревым шелком. Мебель поставили в Архангельском, в зале с белыми мраморными колоннами и голубыми стенами. Залу назвали Серебряной комнатой". Возможно, речь идет именно об этой комнате и об этих креслах?
И да, я сегодня злоупотребляю терпением моих милых читателей, но все-таки остановлюсь отдельно на Юсуповском фарфоре. Как истинный ценитель атмосферы исторических романов, в своих путешествиях я всегда особое внимание уделяю предметам быта и декоративным элементам того времени. Но никогда еще не доводилось мне видеть фарфоровых изделий такой красоты  (да, даже в Эрмитаже. нет, я не преувеличиваю). Тончайшая роспись - не видно ни единого мазка! Подойдите вплотную к прекрасной картине и она вмиг превратится в сумбурную вереницу рельефных штрихов. Собственно, миниатюрные копии картин и представлял собой декор некоторых сервизов этой божественной экспозиции. Особо в душу запал один сюжет (сначала я увидела его на тарелке, а только потом на картине во дворце... точного названия не запомнила, что-то вроде "Пес спасает младенца"): на фоне уныло-серого пейзажа по реке плывет задрапированная богатыми тканями люлька с херувимоподобным ребенком, погруженным в младенчески-крепкий сон, вслед за ней отчаянно торопится преданная собака - несмотря на драматичность ситуации от изображения веет негой и уютом. Но главную диковинку сфотографировать не удалось - отсвечивало витринное стекло: на белом фоне крохотной кофейной чашечки разместилось несколько человеческих фигур, среди которых - девушка со светлыми волосами и очень бледной кожей, подсвеченной нежно-персиковым цветом на щеках, локотке и даже кончике носа! Потрясающая, ювелирная работа! В окружении таких произведений даже дышать страшно.


Бесчисленным множеством фото с экспозиции хрустального завода не стану вас утомлять, хотя, признаюсь, что мне, как гордому потомку уральского стеклодува, действительно было чем поживиться (в сугубо эстетическом плане, разумеется).

P.S. Цитаты в посте - из "Мемуаров" князя Феликса Юсупова. Всем интересующимся историей очень советую к прочтению: легкий слог, самоирония и увлекательные приключения неординарной личности, жившей в столь драматичный для России исторический период.

Именно с интереса к Феликсу и началась моя обсессия родом Юсуповых: несколько лет назад, после прочтения "Мемуаров", я задалась целью посетить все их особняки, дворцы, имения, сохранившиеся на данный момент. Пока в моем списке "галочки" лишь напротив Юсуповского дворца на Мойке в Питере и Архангельского под Москвой, а вот куда только предстоит добраться:
  • Дом на Литейном проспекте, Санкт-Петербург
  • Дворец Юсуповых на Садовой улице, Санкт-Петербург
  • Дача Зинаиды Юсуповой, Пушкин
  • Усадьба Керьоле (замок Кериолет), Франция, Бретань
  • Палаты Волковых-Юсуповых, Москва
  • Мисхорский дворец, Крым, Кореиз
Игра Алисы продолжается! Не скучайте ; )


Искренне Ваш, незваный княжеский гость, Still Alice