среда, 26 ноября 2014 г.

Атлантида Гауди

Всего несколько десятков на целое столетие рождается истинно талантливых людей, грандиозно талантливых. И лишь единицам из них суждено изменить мир. Как вы уже догадались, герой моего сегодняшнего поста, Антонио Гауди... нет, не является таким человеком. Он из тех сумасшедших гениев, которые не столько меняют мир, сколько создают новый, свой собственный.

Имя Антонио Гауди накрепко связано с Барселоной, именно его творчество во многом сформировало современный облик города. Парк Гуэля с его пряничными домиками, каменный утес дома Мила, переливающийся драконьей чешуей дом костей - Бальо, знаменитейший долгострой - Саграда Фамилия (Храм Святого Семейства). Сейчас эти строения вызывают трепетное восхищение, а современники зачастую принимали в штыки новаторские идеи архитектора. Вошедший в то время в моду стиль арт-нуво лишь отчасти развязал Антонио руки: естественные природные формы, плавные линии, отсутствие прямых углов и правильных фигур - это, конечно, чудесно; хитроумные решения для максимального использования естественных освещения и вентиляции - тоже неплохо, но попирать все мыслимые законы физики - это уже слишком...у дома Мила, например, даже нет несущих и опорных стен! Ситуация обострялась еще и тем, что архитектурные проказы Гауди недешево обходились заказчикам (хоть и оказались неплохой инвестицией в Вечность, как показало время).

К счастью Антонио Гауди не было дела до осуждения окружающих, его занимало только одно: создание комфортного пространства для жизни, как в бытовом, так и в душевном плане - в каждой его работе чувствуется потрясающая природная гармония в сочетании со сверхъестественной функциональностью. Все это похоже на сказочное Подводное царство со своими дворцами -  затейливыми порождениями каменистых склонов, словно случайно вышедшими из утесов мостами и перилами, диковинными жителями - драконами, тритонами и жабами. Невероятные декорации в технике "тренкадис", позволяющей покрывать даже самые извилистые поверхности "битой" мозаикой (фрагментами керамики, осколками изразцов и стеклянных изделий) - безграничный полет фантазии. 

Гаудианская "готика" сводит с ума. Пальмы вместо колонн, змеи да саламандры в роли химер и гаргулий - по его мнению, у природы уже есть все, что нужно человеку и именно такой храм способен указать истинный путь к Богу (которого Гауди называл своим главным "заказчиком"). Не даром говорят, что все гении - большие дети, и за свободу проявления своих талантов они вынуждены жестоко расплачиваться бытовой неприспособленностью. Просто поразительно, но столь расточительный в своем искусстве, в жизни Антонио был предельно аскетичен: когда одетого в лохмотья старика сбил трамвай, ни один из свидетелей трагического происшествия не узнал в нем знаменитого архитектора. "Какая нелепая смерть" скажете вы и будете неправы, Гауди по-прежнему жив - он стал душой города. Я верю, что мрачный и нелюдимый гений, создавший   альтернативный образ архитектуры будущего (в противовес унылым однотипным коробкам), на века поселился в своих ярких произведениях... 









Лики Гауди

Искренне Ваша,  хлебнувшая щедрый глоток
из Гаудианской чаши безумия, Still Alice