вторник, 23 декабря 2014 г.

Third Night

Порой, случайно подхваченные буквально на лету обрывки фраз распускают в голове чудесные орхидеи мыслей и образов. Один взгляд, одно касание и внутренний мир окутывает волшебная золотая пыльца. "Она прибыла в город Грез тихим сиреневым вечером" - просто заголовок в книге "Любовница Смерти" Бориса Акунина, но мне удалось украдкой подсмотреть, как эта фраза живет своей, отдельной от контекста жизнью. Сейчас, когда природа уже прилегла на свое тоскливое ложе, ожидая, когда ее накроют белым покрывалом, дабы обратиться в глубокий исцеляющий сон до новой весны; когда ночь победила светлое время суток и позволяет солнцу лишь на несколько часов в день явить свой лик из-за горизонта - самое время рассказывать сказки. Итак:

Сказки бывают добрыми и дурными, но от этого они не перестают быть сказками...
Она прибыла в Город Грез тихим сиреневым вечером: пальто-кокон и платье-бабочка, тонкие запястья и хрупкие длинные пальцы - нежная, ранимая беззащитность. Паутина легких белесых волос, сама подобна окружавшему ее сиреневому туману. И даже пелена на ее глазах отсвечивала серебристо-сиреневым. Ходит плавно, как кошка. С любопытством и легкой настороженностью оглядывается по сторонам: сколько раз она мечтала оказаться в этом месте; сколько раз, закрывая глаза, рисовала его в своем воображении, а теперь она здесь!

Дорога до Города Грез не легкая - по самому краешку пламени свечи, отражающемуся в зеркальном коридоре. Оступись немножко, и все придется начинать с начала. Сколько раз она готова была сдаться; сколько раз, свернув на полпути, возвращалась домой в свое Неуютное Подземелье, пряталась под столом и слушала тягуче-грустные песни, глядя в одну точку. Копила силы для новой попытки и вот...и вот однажды ей все удалось.

Серые тени деловито сновали мимо воздушной иностранки, они давным-давно научились исполнять свои желания силой мечты. Так давно, что и желаний как таковых не осталось, только планы. А ей все было в новинку: перезвон серебряных колокольчиков и нежные гирлянды, мистические всполохи и пасущиеся на лужайках единороги. С каждым шагом по дорожке Города Грез она все больше терялась. С каждым взглядом на его обитателей - становилась все более и более прозрачной. Пока наконец полностью не растворилась в сиреневом тумане, обратившись в невиданной красоты фарфоровый цветок. Все так, как она и мечтала.

Теперь и вы понимаете, какого это - быть единственной принцессой королевства Кривых Зеркал...


Искренне Ваша, шагнувшая в зеркальный коридор, Still Alice

среда, 10 декабря 2014 г.

Русский пряник с ароматом Прованса. Рецепт

Темными ранне-зимними вечерами так странно разглядывать силуэты соседей из дома напротив, исполняющие ритуальный танец "домашний быт" в уютно-желтом свете ламп. О чем только не подумаешь, пытаясь очистить свой разум от повседневной суеты...Например, о том, как азиатам (жителям Японии в особенности) удается сохранять свою древнюю культуру, совмещая исконные традиции с современными веяниями; перенимать лучший опыт, обогащая, но не теряя свою самобытность. И как печально, что мы оказались так оторваны от своих корней, в лихорадочном стремлении к заграничным шаблонам красиво-правильной жизни.

А ведь настоящей русской красавице ничего не стоит дополнить современный наряд украшениями из резного дерева или изящной финифти, для поддержания формы предпочесть боди-балет надоедливому шейпингу (нагрузки вполне сопоставимы, но к подкачанной мускулатуре приятным бонусом идут легкость и грация, а так же незримые тонкие ниточки легенд прекрасных Анны Павловой и Матильды Кшесинской) или устроить традиционное чаепитие и угостить дорогих гостей пряничным тортом. Коврижка (большой пряник) - древнейшее русское блюдо, его готовили задолго до налаживания торговли с Востоком и появления на нашем столе пряностей в современном понимании. Со временем изготовление пряников на Руси превратилось в целое искусство, формы для печатных пряников (таких как знаменитый тульский или его менее популярный в настоящее время, но широко известный в дореволюционной России - вяземский) изготавливались искуснейшими мастерами, а семейные рецепты лакомства оберегались тщательнее, чем фамильные драгоценности.

О своей нелюбви к рамкам классики я, конечно, уже рассказывала, но распространяется она на все жизненные аспекты, а не только на одежду. Поэтому, вдохновившись историей русского пряника, я все же не удержалась и внесла коррективы (очень по-японски) - вышел скорее пряничный бисквит с невесомой ноткой Прованса: вместо повидла или меда я пропитала торт...лавандовым сиропом ^___^ Рецепт по доброй традиции Moon Diary легок и незамысловат:

вторник, 2 декабря 2014 г.

Душа города: Барселона

У Барселоны есть что-то родственное с Питером. И если мой Питер - небрежно элегантный господин с длинноватыми волосами, мудрено повязанным уютным шарфом крупной вязки и изящно запутанным внутренним миром, то Барселона - его двоюродная племянница: этакая конфетка-шипучка, в которой за традиционным карамельным фасадом таится настоящий кислотный взрыв!

Она играючи мешает стили: с поношенными (некогда ярко-зелеными) конверсами без сомнений надевает кружевное платье от именитого дома мод, поверх накидывает непонятно-серый кардиган из Mango и довершает образ украшениями Вивьен Вествуд; из ее прически то и дело выбиваются непокорные пряди...но все это в целом вовсе не выглядит несуразно и бесконечно ей идет. Именно ей.

Моя Барселона пахнет ягодами и озоном. Она бесшабашна и чувствует ветер. Она всегда готова к экспериментам и обожает чужестранцев, какими бы нелепыми они не казались. В ее голове морские волны омывают величайшие произведения искусства, а прекрасные сирены пьют чай с молоком и болтают о Космосе. К ней так здорово приехать погостить на каникулы! Но сердце мое по-прежнему принадлежит ее дождливому дяде...