четверг, 18 июня 2015 г.

Карельские пирожки "Калитки"

Возвращаясь из путешествия, мы, как правило, привозим обновленных себя, яркие воспоминания, памятные снимки и несколько более материальные сувениры. Но есть еще один вид сувениров - новый опыт. Например, в память о Карелии мне, помимо статуэток из рускеальского мрамора и фото из предыдущего поста, достался любопытный рецепт национальной карельской выпечки! Персонал местной гостиницы был настолько любезен, что организовал для своих гостей мастер-класс по изготовлению карельских открытых пирожков с забавным названием "Калитки".

Калитки являются популярным видом выпечки не только на Русском Севере, но и в Скандинавских странах, особенно в Финляндии, где они носят название Karjalanpiirakka - "карельские пирожки". Незатейливо и сытно - вот девиз традиционной северной кухни, ведь выбор продуктов здесь зачастую был скуп, а добыча пищи отнимала много сил и времени. Изначально тесто для калиток, в отличие от привычных нам дрожжевых пирожков,  состояло всего из двух ингредиентов - ржаной муки и воды, а начинкой служила каша, оставшаяся от предыдущей семейной трапезы. Предприимчивые хозяйки все же находили способы разнообразить и улучшить этот скупой рецепт, по возможности заменяя воду в тесте простоквашей, подслащая кашу медом или вовсе заменяя ее на творожную, ягодную, картофельную или грибную начинку. После того как тонко раскатанное тесто смазывалось начинкой, пирожки особым образом защипывались (описание в рецепте ниже) и становились похожи на лодочки или рыбок - столь близкая северному народу тема рыболовства. Сверху начинка поливалась смешанной с яйцом сметаной, и пирожки отправлялись в печь. Готовые калитки подавались особым образом: в центре стола выставлялась большая емкость с подогретым молоком, сдобренным сливочным маслом, куда большая порция калиток отправлялась "в плавание". Пропитавшиеся молоком пирожки раздавались хозяйкой дома строго по старшинству и...без использования столовых приборов. Очень милый семейный ритуал!

В современных городских условиях мы, конечно, не тратим столь интенсивно энергию на защиту от холода и добычу пропитания. Большинство домашних дел автоматизировано, да и тесто с крупой или картофелем - не слишком удачное сочетание для усвоения организмом, поэтому предлагаю несколько модернизированный  рецепт, отлично прижившийся у нас.


Карельские открытые пирожки "калитки"

ИНГРЕДИЕНТЫ
для теста
  • мука ржаная [можно взять пшеничную муку и добавить мякиш ржаного хлеба]
  • кефир [простокваша/сыворотка/можно просто разбавить водой несладкий йогурт или сметану малой жирности]
  • оливковое масло [или любое растительное на ваш вкус]
  • соль

суббота, 13 июня 2015 г.

В гостях у северных шаманов

Весенне-летняя тяга к перемене мест не оставляет выбора - неугомонные души обречены скитаться в поисках отдыха от рутины, мест силы, своего настоящего "я", да варенья из морошки в конце концов :)

По одной из необъяснимых случайностей лечить свою душу от житейских невзгод я отправилась именно в Карелию. Время показало, что лучшего варианта нельзя было и представить.

Карелия. Здесь кристально-прозрачная родниковая вода имеет отчетливый кровавый привкус. Здесь расположена мраморная колыбель Петербургских храмов и дворцов. Здесь загадочные каменные лабиринты на мертвых горах, чудовища из глубин пресноводного "моря" - Ладоги и корабли-призраки, бороздящие его просторы под управлением капитана Сигварда. Здесь считанные единицы людей на многие километры пространства. Здесь шедевры деревянного зодчества соседствуют с буйными островками первозданно-дикой природы. Из дерева здесь все, даже плитка на полу в гостинице.

Здесь деревья растут прямо из камня! Их плоские корни, не в силах пробиться сквозь породу, расползаются не вглубь, а вширь. У опрокинутых порывами ветра деревьев они создают причудливые силуэты в призрачном свете белых ночей. Здесь эхо разносит хохот северных шаманов.

Здесь все немножко не так, как в обычной жизни. Сначала кажется, что на пару десятков лет отстало от современности, а потом чувствуешь, что не отстало, просто пошло другим путем. Путем сохранения безыскусных человеческих ценностей и маленьких житейских радостей, без лишней спешки и "крысиных бегов".

А еще здесь обитают снежные люди - Йети, которых так сложно увидеть, но так легко почувствовать их присутствие...

воскресенье, 7 июня 2015 г.

Легенда Сююмбике

Существуют легенды, оказывающие незримое влияние на пространство и людей, даже будучи наполовину забытыми, наполовину переписанными. Узнав их, ты словно получаешь ключик к расшифровке души города. Для Казани такой легендой стала поэтическая история последней казанской царицы Сююмбике - разумеется, на мой взгляд.

Сююмбике довелось стать одной из первых женщин-мусульманок в истории исламского мира, выполнявшей роль главы государства. Путь её к власти был нелегким и весьма запутанным: первым мужем стал хан Джан-Али, вторым  - Сафа-Гирей. После изгнания Сафа-Гирея из Казани, престол перешел к Шах-Али, брату первого мужа Сююмбике. Он стал третьим и последним мужем. А после смерти Шах-Али, Сююмбике на протяжении двух лет правила Казанью, поражая врагов и союзников своей прозорливостью, житейской мудростью и неженской твердостью характера.

Прогрессивные реформы освободили крестьян, ремесленников, мелких торговцев от удушающих налогов, простой народ вздохнул свободнее. Казанцы искренне любили свою царицу. Множество знатных мужей тщетно искали свое счастье при Казанском дворе, предлагая руку и сердце сохранившей свою юную красоту Сююмбике, но вдова оставалась верна памяти мужа - ни разу не дрогнуло сердце от пламенных слов сладкоречивых почитателей.

среда, 3 июня 2015 г.

Легенды Казанского Ханства

Ночная Казань - это уже совсем другая история. Стоит синеватой дымке лунного света коснуться города, как мечеть Кул-Шариф превращается в волшебный Диснеевский замок! В такой момент все прочитанные и подслушанные у местных жителей легенды выбираются из душных кованных сундуков и гуляют на свободе, не страшась попасться на глаза ошарашенным туристам.

Вон там, впереди, кажется, мелькнула змеиная тень и тотчас же скрылась за углом... Померещилось? Согласно старинной татарской легенде об основании города на месте, где была заложена Казань, некогда жили бессчетные полчища змей, и повелевал ими змеиный царь Зилант. Стоит ли говорить, что окрестные жители за версту обходили ужасное место? Много зла успел причинить Зилант со своей свитой мирным людям, пока не нашелся храбрый батыр (воин), вызвавший Змея на поединок. Долго длилось сражение, в кровопролитном бою отрубил батыр голову Змею, но и сам погиб в борьбе. Жители города были освобождены от страшной напасти, а в память об избавлении и в назидание потомкам изображение чудища было помещено на герб города. Действительно, змеи с тех пор в Казани не водятся, но изображения Зиланта и по сей день запечатлены в местных архитектурных ансамблях.

Не менее любопытна история о загадочно исчезнувшей в озере Кабан ханской казне. По преданию, когда войска Ивана Грозного подошли к городу, вся ханская казна была тайно спущена на дно озера в северной его части. Однако, во время осады Казани погибли почти все, кто знал тайну, а оставшимся в живых пришлось спасаться бегством. Так и осталась казна лежать где-то на дне... Ночью озеро переливается яркими бликами самоцветов - кажется, зачерпнешь немножко воды, а в руке останется целая горсть драгоценных камней.

Самая романтичная и красивая легенда Казани повествует о трагической судьбе казнской ханши Сююмбике, только о ней уже в следующем посте

Фото загадочной ночной Казани для атмосферы прилагаются:

понедельник, 1 июня 2015 г.

Душа города: Казань

Казань - невероятная и противоречивая столица республики Татарстан. Борьба и единство Востока и Запада. Кипящий котел (забавно, что по одной из версий название "Казань" как раз и произошло от слова "казан" - котел☺︎) вероисповеданий и культур, гармонично уживающихся между собой. Здесь новейшие многоэтажные жилые дома, декорированные элементами в духе роскошных Петербургских особняков, соседствуют с рассохшимися деревянными бараками. Здесь на главной пешеходной улице города за аккуратными клеенчатыми полотнами стыдливо прячутся грязные руины, а стены древнего кремля (с мечетью в самом его сердце) отражаются в зеркальных фасадах футуристичных новостроек. 

Моя же Казань - это загадочная метиска, подобно Смилле из романа Питера Хёга находящаяся в поиске генетического и душевного равновесия. Этнические позвякивающие украшения с лаконичным угловато-геометричным кроем одежды. Дерзкий блеск чуть раскосых глаз. Немного неухоженная, но подкрашенная умело. Не вполне понимающая, куда направляется, но упрямо стремящаяся вперед. Из тех, кого не назовешь красавицей, не бросишься ухаживать и петь серинады, но врезающаяся в память до самых седин и вызывающая спустя годы легкую ностальгию по упущенным возможностям. Заставляющая не столько мечтать встретить её вновь, сколько сохранить то мимолетное воспоминание: пестрая Казань и первое весеннее тепло... 

Не могу сказать, что она приходится какой-то родственницей моему элегантному Питеру и его бесшабашной племяннице Барселоне, Казань - скорее случайная прохожая, мимолетное видение, что не можешь, да и не хочешь, схватить за руку, но воспоминания о котором, будешь бережно хранить в укромном уголочке, за алтарем своего внутреннего храма.