пятница, 14 октября 2016 г.

All of the dreamers

"Человек, если он не совсем пропащий, попав сюда впервые, сразу чувствует запах того самого меда, малый глоток которого обычно дают только в обмен на жизнь, а у нас — бесплатно, пей сколько влезет, если сумеешь ловко подставить чашку или хотя бы ладонь. Задержавшись на несколько дней, неоднократно заснув, ни разу толком не проснувшись, некоторые начинают понимать: реальность в наших краях столь тонка, что то и дело рвется в самых неожиданных местах. И пока мы с тобой, отложив неизбежную штопку до завтра, зачарованно смотрим, как рваные края расходятся все дальше и дальше, эти хитрецы не теряют времени даром, флиртуют с неведомым, как с незнакомцем на вечеринке, где все подвыпили и все друзья — до утра, которое когда-нибудь да наступит, но пока гремит музыка и льется вино, кто поверит в скорый рассвет? Только не я. И не ты, я тебя знаю.О том и речь. 

И наши зачарованные гости ходят потом, чуть не плача от счастья, по колено в собственной радости, по горло в тумане, по самую макушку во сне. И некоторые, справедливо рассудив, что от добра добра не ищут, изыскивают способ остаться с нами подольше, а другие уезжают домой, но потом возвращаются снова и снова…"
Макс Фрай

По легенде, своим рождением Вильнюс обязан... сну! Как-то раз Великий князь Литовский Гедиминас и его приближенные отправились на охоту, да так увлеклись, что не заметили наступления сумерек. О возвращении в столицу - Тракай - не могло быть и речи, поэтому высоким особам пришлось заночевать в лесу. Долго не мог Гедиминас сомкнуть глаз, но усталость все же взяла верх, и приснился ему волк в металлических доспехах, воющий на луну стоя на самой вершине горы. Воющий столь громко и протяжно, будто целая стая волков. С трудом дождавшись утра растревоженный князь стал выспрашивать у остальных охотников, что же мог означать столь странный сон. Никто не нашел ответа, лишь верховный жрец предположил, что волк в доспехах символизирует замок и город, которые должны быть воздвигнуты на этом самом месте, а протяжный вой - громкую славу, грозящую Гедиминасу в случае переноса столицы в этот будущий город. Судя по всему, князь поверил жрецу - во всяком случае, вскоре после инцидента был построен город Вильнюс, ставший новой Литовской столицей. 

Красивая легенда. Но существует также версия, что князь Гедиминас в ту памятную ночь так и не проснулся - дремлет по сей день, а славный город Вильнюс ему просто снится. Я склонна поверить именно в этот  вариант развития событий. Ответственно заявляю: здесь всё какое-то... нереальное. Волшебный город! Нет, не так, зачарованный ("enchanted", а не "magic" в моей версии английского☺︎). 

Здесь статуи на крыше кафедрального собора меняют свой облик в зависимости от настроя небесной канцелярии, а "бородатая царевна" ухитрилась врасти в камень прямо напротив Национального музея.

Здесь "чудесатости" начинаются с самого приезда (например, когда тебя заселяют в комнату №0!), и даже до него, когда снится сон про город, который ты прежде не видела, но вот эта арочка в точности такая и снилась, даже фонарь вот так висел посерединке, правда ведь...

Здесь громадный чёрный пес обязательно встречает на подступах к местному "Ванделенду" - Заречью, чтобы затем необъяснимым образом исчезнуть в неизвестном направлении с клочка земли в несколько квадратных метров, огороженного со всех сторон. А неугомонный городской дух Нёхиси - незримый, но не бесплотный - то и дело дает о себе знать прохладными выдохами в шею, хрипловатым шёпотом на ухо или проводя по самым кончикам твоих пальцев своей прохладно-влажной ладонью. 

Здесь огни ночной карусели в городском парке утягивают куда-то в далекое детство, то детство, которого у тебя никогда не было - с посеребренными гривами белых лошадок, фарфоровыми куклами и сиреневыми бантами на атласных туфельках.

Город,  подобный найденному на чердаке старинному сундуку с ёлочными украшениями и заброшенными-поломанными-истертыми детскими игрушками. Сундуку, хранящему воспоминания, свои и чужие, реальные и не очень. 

Спасибо тебе, город Ласковых Ветров. Я чувствую, как мои уснувшие сказки и чудовища вновь начинают дышать, скрестись изнутри; как вновь начинает стремительное вращение маленькая танцовщица в запылившейся музыкальной шкатулке; как с луковички Alice слой за слоем слетает шелуха...









Искренне Ваше, городское сновидение, Still Alice